РасследованияПолитикаПри поддержке соучастников

Одной краской мазаны

За 3 месяца полиция так и не возбудила дело о нападении на Дмитрия Муратова. Мы установили связь подозреваемых со спецслужбами и националистами

Купе Дмитрия Муратова после нападения. Нападавший знал точное место. Фото: Дмитрий Муратов / «Новая газета»

«Все признаки хулиганства»

С момента нападения на главного редактора «Новой газеты» Дмитрия Муратова прошло почти три месяца.

Напомним, 7 апреля в вагоне поезда на Казанском вокзале Москвы неизвестный облил Дмитрия зловонным красящим веществом. Через несколько минут видео акции, снятое вторым её участником, появилось в телеграм-каналах. Муратов получил ожог глаз, из провонявшего ацетоном вагона пришлось пересаживать всех пассажиров, поезд задержался на 40 минут, что не могло не повлиять на график движения других составов. То есть налицо повлёкшее тяжкие последствия деяние, с особым цинизмом совершённое на объекте повышенной опасности, — так подобные действия именуются на канцелярите правоохранительных органов.

Главред «Новой газеты» и лауреат Нобелевской премии мира Дмитрий Муратов сразу после нападения. Справа — купе Муратова, номер которого знал один из нападавших. Фото: Дмитрий Муратов / «Новая газета»

Условия для задержания виновных были идеальными:

помимо очевидцев, хорошо запомнивших момент нападения, помимо паспорта одного из возможных подозреваемых, находившегося в руках сотрудника полиции в первые минуты после происшествия (мужчину остановили прямо на перроне), в распоряжении оперативников были записи любой из 700 установленных на Казанском вокзале камер видеонаблюдения — именно такую цифру называла 3 года назад полицейская газета «Петровка, 38». С 2017 года столичные вокзалы оснащены видеокамерами с функцией распознавания лиц. На их установку, модернизацию и программное обеспечение Московская железная дорога за последние несколько лет потратила десятки миллионов рублей.

И система работает — нам достоверно известно, что эти записи были, как и положено, изучены прямо на вокзале в первые часы после нападения. И — ничего. При том что

полиция молниеносно — даже при полном отсутствии свидетелей — задерживает людей, посягнувших, например, на Z-символику, имея в распоряжении скверного качества записи с камер. 

Именно записи с камер наблюдения стали ключевым доказательством против Саши Скочиленко, которой вменяют замену ценников в магазине на листовки.

Можно возразить, что, дескать, ловить противников «спецоперации» — это одно, а расследовать криминальные подвиги записных «государственников» — другое. Но от нападавших открестились и Союз десантников России, от лица которого те якобы действовали, и бывший главком ВДВ Владимир Шаманов, который в интервью коллеге по Госдуме Александру Хинштейну потребовал наказать виновных. Хинштейн после обсуждения ситуации с руководством МВД, кстати, анонсировал скорое возбуждение уголовного дела, так как «в МВД усматривают все признаки хулиганства в действиях злоумышленников».

Не возьмёмся гадать, что означает слово «скорое», полагаем, однако, что депутату Госдумы сподручнее уточнить у своих собеседников в МВД, сколько ему предстоит ждать обещанного.

Читайте также

Читайте также

«Придем к каждому из вас»

Полиция не смогла по горячим следам задержать напавшего на Дмитрия Муратова. Мы нашли подозреваемого. И вынуждены прервать молчание по причине бездействия правоохранительных органов

В ответ же на наш запрос

врио начальника управления на транспорте МВД РФ по ЦФО г-н Будцов сообщает, что по факту нападения всё ещё ведётся доследственная проверка, решение по которой «до настоящего времени не принято». Ответ, к слову, даже не датирован,

получили мы его через месяц после направления запроса. Несмотря на то что нормы ФЗ «О СМИ» предписывают на запросы медиа отвечать в 7-дневный срок. Подчинёная г-на Будцова г-жа Иовлева, начальник следственного отдела линейного управления на станции Москва-Рязанская, к ведению коего относится Казанский вокзал, на официальный запрос «Новой газеты» отвечать по существу отказалась вовсе, сообщив, что мы не являемся участниками произошедшего правонарушения.

Из этих бумаг можно извлечь ответ (отрицательный) лишь на один поставленный нами вопрос — о возбуждении уголовного дела. К слову, на принятие решения о возбуждении или отказе в возбуждении дела закон отводит до 3 суток, при наличии серьёзных оснований срок может быть продлён до 30 дней. Прошло втрое больше.

Нас интересовало, какие именно действия, направленные на незамедлительное установление обстоятельств и виновников противоправного деяния, произведены сотрудниками полиции, задерживались ли предполагаемые фигуранты, проверены ли на причастность к нападению владельцы телеграм-канала, моментально опубликовавшего видеозапись случившегося с одобрительным комментарием. И главное, как именно неизвестные злоумышленники получили доступ к конфиденциальной информации РЖД — о бронировании билета и персональных данных пассажира.

Во-первых, ответ на последний вопрос пролил бы свет на пособников и инициаторов акции устрашения, а во-вторых, отсутствие этого ответа ставит под сомнение систему безопасности на транспорте в целом.

Если пара гопников может с лёгкостью получить доступ к конфиденциальным сведениям, то как работает система защиты информации? Какие ещё преступления, вплоть до терактов, может спровоцировать эта лёгкость?

Не получив ответа от правоохранительных органов, мы вынуждены продолжать собственное расследование и публиковать его результаты, рассчитывая, что обнаруженная нами информация будет проверена процессуально.

Мы уже рассказывали о личностях предполагаемых нападавших. Ни правоохранительные органы, ни сами эти лица нашу гипотезу не опровергли. В настоящее время оба мужчины на свободе и не в розыске. Мы установили дополнительные подробности их биографий, которые не позволяют предположить, будто это фрики-одиночки, для собственного удовольствия бегающие по Москве с бутылями краски. Эти люди тесно связаны между собой, контактируют с националистическими и «патриотическими» структурами, а также спецслужбами. Как минимум один из них имеет и криминальный опыт.

«Десантники так не действуют»

Как выяснила «Новая газета», один из предполагаемых нападавших с 2010 года действительно контактировал с российскими спецслужбами, а именно — с ФСБ.

Это Николай Трифонов, выходец из националистического движения, связанный с Союзом десантников России и другими ветеранскими организациями. Во время учёбы в МГУ он основал организацию ветеранов боевых действий «Отвага», которая затем вошла в состав «Боевого братства МГУ». В 2011 г. избран в центральный совет Союза десантников России. Напомним, именно с этой организацией связан и телеграм-канал «СоюZ десантников», первым опубликовавший видео нападения на Муратова и угрозы «придти к каждому».

Николай Трифонов. Кадр Youtube

Несмотря на то что руководитель союза г-н Юрьев публично открестился как от нападения, так и от канала, последний указывался как резервная площадка для публикаций инстаграм-аккаунта «Союз десантников», в контактах которого значится номер телефона московского отделения союза. Да и никнейм канала совпадает с доменным именем сайта Союза десантников России.

Правда, сам Трифонов, как мы выяснили, в ВДВ не служил, — в этом смысле прав генерал Шаманов, подчеркнувший, что десантники так не действуют.

Этот канал, причастность авторов которого к нападению московская полиция, по нашим данным, так и не проверила, продолжает публиковать угрозы главреду «Новой».

Очередная серия постов соответствующего содержания вышла после продажи нобелевской медали в пользу детей украинских беженцев. Z-анонимы обещают возмездие за эту гуманитарную акцию, а комментаторы напоминают о необходимости «запасти побольше краски». И снова крайне любопытно бездействие московской полиции, оперативно составляющей протоколы за репосты в Сети, однако не пытающейся расследовать призывы к совершению преступления.

Скриншот комментариев под постом в телеграм канале «Союz десантников». 

Вернёмся к Николаю Трифонову. По данным «Новой», во время учёбы в университете он примкнул к движению «Народное ополчение имени Минина и Пожарского» (организация признана в России террористической), которое возглавлял бывший полковник ГРУ Владимир Квачков. Тот самый, которого в 2013 году приговорили к 13 годам строгого режима за попытку вооружённого мятежа. Трифонов проходил свидетелем по этому делу и в показаниях рассказывал, что за месяц до ареста Квачкова встречался с двумя сотрудниками ФСБ, один из которых был ему ранее известен — им был высокопоставленный офицер Управления защиты конституционного строя ФСБ России (фамилия редакции известна). Это управление в том числе курирует работу с правыми и левыми движениями и фанатскими структурами.

Любопытно, что в этом же управлении служил Игорь Стрелков (Гиркин) — будущий командующий вооружёнными силами «ДНР», в то время курировавший работу с ультраправыми силами.

Откуда студент МГУ Трифонов оказался знаком с высокопоставленным сотрудником спецслужбы, неизвестно, но в приговоре Квачкову упомянуто, что именно через него чекисты пытались организовать встречу с бывшим полковником, потому что «не хотели кровопролития». Адвокат подсудимого при этом заявлял, что на следствии Трифонов якобы говорил другое — сотрудники ФСБ будто бы предупредили его о готовящейся провокации в отношении Квачкова, о чём он ему и сообщил, но тот не придал этому значения.

В судебных документах, кроме прочего, указывалось, что Трифонов и ещё несколько участников организации как представители «Московского боевого братства» выступали перед военнослужащими Ковровского окружного учебного центра. Эта часть, по плану Квачкова, якобы должна была принять участие в мятеже.

Три «калаша» в багажнике

Через год после судебного процесса следы Трифонова обнаружились в Донбассе. Из документов следует, что он находился в Донецкой области в апреле 2014 года, когда сепаратисты заняли административные здания в Донецке и Луганске, а затем объявили об образовании «ДНР» и «ЛНР».

Николай Трифонов. Кадр видео из открытых источников

Харьковская полиция в августе 2014 года представила в суд результаты радиотехнической разведки и запросила санкцию на доступ к данным соединений нескольких десятков российских и украинских мобильных номеров, предположительно принадлежавших подозреваемым в участии в незаконных вооружённых формированиях, с апреля по июнь 2014 года. Среди российских номеров был указан и мобильный номер Николая Трифонова.

Там же и в это же время, судя по интересующему полицию списку абонентов, находился и Константин Мирзоянц — бывший командир отряда спецназа, который вместе с полковником Павлом Поповских — учредителем Союза десантников — проходил по делу об убийстве журналиста «МК» Дмитрия Холодова.

Среди абонентов, к данным которых тогда запрашивали доступ украинские правоохранители, также были председатель Совета министров самопровозглашённой «ДНР», а ныне депутат Госдумы Александр Бородай, несколько организаторов и участников пророссийских митингов в Донецке, сотрудники государственных телеканалов РФ, общественных организаций, отставные российские военные.

Данные радиотехнической разведки, представленные в суд, показали, что среди предполагаемых сепаратистов рядом с Трифоновым находились и несколько человек из отряда российских добровольцев «Искра», присутствовавших в «ДНР».

В подмосковной деревне Глинково, в храме подворья Свято-Троицкой Сергиевой лавры, 28 мая 2016 года была открыта мемориальная доска в честь погибших в Донбассе. На ней 39 имён — это бойцы «Искры», погибшие в ночь на 26 мая 2014 года при попытке захватить донецкий аэропорт.

Основные потери отряд понёс не от противника, а от своих — при отступлении он был почти полностью уничтожен огнём других ополченцев, принявших искровцев за украинских военных.

Мемориальная доска погибшим при штурме донецкого аэропорта.Фото: Ирек Муртазин / «Новая газета»

В день открытия мемориальной доски её украшало знамя «Боевого братства», первый заместитель председателя которого, ныне депутат Госдумы Дмитрий Саблин, прислал телеграмму: «В России всегда были добровольцы. Какая бы беда ни нависала над страной, всегда найдутся люди, для которых сделать шаг вперёд — это естественный и единственный нравственный выбор».

Как рассказывали сами участники событий 2014 года, сбор отряда проходил в Ростове; по данным «Новой», его организацией и отправкой добровольцев занималось «Боевое братство». Украинские СМИ предполагали, что «Искра» якобы работала под непосредственным кураторством ФСБ РФ.

Членом «Искры», как мы предполагаем, мог быть двоюродный брат Трифонова, соучредитель Союза десантников МГУ Павел Тихонов, у которого уже был боевой опыт — в составе 45-й отдельной бригады специального назначения он принимал участие во второй чеченской кампании. Его данные совпадают с данными воевавшего в Донбассе ополченца с позывным «Гора», которого членом «Искры» называл бывший председатель Совета министров «ДНР» Бородай.

Наш фигурант Тихонов был судим, в резюме он представлялся сотрудником банковской сферы, что верно отчасти: до 2014 года он трудился коллектором, а также был соучредителем и гендиректором компании «Брио Финанс». (Второй учредитель фирмы, Владислав Мишин, позже, в начале 2019 года, исчез вместе с 1 млрд руб. инвесторов и частных вкладчиков).

Читайте также

Читайте также

Гранты превращаются  в гранаты

Как финансировалось участие российских добровольцев в войне на Донбассе и почему в их рядах оказались участники бойни на Хованском кладбище

По данным «Новой», Тихонов и Трифонов в декабре 2014 года вместе летели из Ростова в Москву. Это был как минимум второй визит Трифонова в Ростов — в июне того же года одним рейсом с ним летели Денис Коваленко, чьи данные совпадают с данными бойца «ЧВК Вагнера», а также Евгений Фролов и Владимир Комаричев, которых украинская сторона называет участниками незаконных вооружённых формирований.

Достоверных доказательств того, что наш предполагаемый фигурант лично участвовал в боевых действиях в Донбассе, найти не удалось. Зато нашёлся приговор суда: в сентябре 2015 года, остановив в районе деревни Плаксино Московской области машину, за рулём которой был Николай Трифонов, сотрудники ДПС при досмотре нашли в багажнике 3 автомата Калашникова, запасные части к ним, 3 магазина и 180 патронов.

На допросе Трифонов уверял, что нашёл оружие в лесу недалеко от посёлка Рыбхоз Раменского района и вёз, чтобы перепрятать его ближе к дому.

Суд сначала поместил Трифонова под домашний арест, а в начале 2016 года приговорил его к одному году колонии-поселения.

«Тут много бывших военных»

Ветераны-десантники, добровольцы, националисты-провокаторы под наблюдением ФСБ — этим спектр связей Трифонова не исчерпывается.

Мы установили, что предполагаемый нападавший на Муратова Николай Трифонов после «Русской весны» работал в службе безопасности компании «Бронницкий ювелир». В этой же фирме трудился уже упомянутый кузен Трифонова Павел Тихонов. Службой безопасности и юридическим отделом руководил Денис Щиров — родной брат начальника антинаркотического отдела УВД ЗАО Андрея Щирова, подчинённые которого подбросили наркотики журналисту Ивану Голунову. Напомним, в деле экс-полицейских полковник Щиров проходил свидетелем, однако до суда эмигрировал и находится в Черногории.

Младший Щиров, помимо головной компании, был совладельцем ряда связанных с ней фирм, в том числе ювелирной сети «Золотое ремесло», где работала супруга брата-полковника Анастасия. Как следует из открытых источников, в связанных с «Бронницким ювелиром» компаниях «Изумруд» и «Виктор» в разное время числился руководителем и соучредителем как раз Николай Трифонов.

Любопытно, что ювелирный дом также связан с «Боевым братством». Входящее в состав подмосковного «Боевого братства» отделение организации в городе Бронницы зарегистрировано в здании ювелирного завода, а один из соучредителей отделения Владислав Победоносцев — бывший гендиректор компании «Ювелир строй», которой в разное время владели компании, аффилированные с «Бронницким ювелиром».

По данным хорошо знакомого с историей этого бизнеса источника «Новой», Трифонов был де-факто помощником Дениса Щирова.

В другой период времени эту же позицию занимал второй возможный участник нападения на Казанском вокзале Илья Марковец (Baza со ссылкой на источник в МВД сообщала о его задержании по горячим следам, эта информация не опровергнута). Также, по нашим данным, предприятие Щирова заказывало услуги проверки на полиграфе у компании, куда Марковец был официально трудоустроен. Номер его мобильного телефона абоненты сохраняли под тэгами «Илюха Бронницкий завод», «Илья Бронницкий ЮВЗ служба безопасности», «Илья детектив».

В центре: Илья Марковец. Фото: ejednevnik-farser.info

В Пскове, где вырос уроженец Чернигова Илья Марковец, на него действительно была зарегистрирована компания, предоставляющая услуги частного сыска, — «Братья по оружию». Он также работал в службе безопасности продуктового ретейлера X5 Retail Group, а как минимум с конца 2015 года и по настоящее время Марковец — специалист Школы современных психотехнологий.

Со слов директора этой организации Александра Мымрина, Марковец — руководитель группы полиграфологов, занимается коммерческими проверками на полиграфе.

«Марковец окончил Военный университет, у меня тут много бывших военных, я сам оттуда. На полиграфолога он учился в Московском психо-социальном университете», — рассказал нам Мымрин по телефону. Сам он работал старшим преподавателем кафедры психологии Военного университета Министерства обороны России и, по некоторым данным, имеет звание полковника. Школа и её руководитель выступали соорганизаторами мероприятий для силовиков.

Родной брат Ильи Марковца Михаил после окончания дипломатической академии МИД России и до недавнего времени работал первым секретарём Третьего департамента стран СНГ. С 2014 года по настоящее время сотрудничает с организацией «Право на оружие», основанной нынешним депутатом Госдумы Марией Бутиной, в качестве инструктора по боевым искусствам. Он упоминался как инструктор Института Крав Мага KMG (в переводе с иврита — «контактный бой»), основатель и руководитель которого Алексей Каменев, как указано на сайте организации, проходил службу в отряде спецназа «Витязь», является его действующим консультантом и инструктором, а также консультантом и инструктором по ближнему бою ФСО, спецподразделений Минобороны и МВД. Михаил Марковец в настоящее время проводит тренировки в Центре практической самообороны.

Что до предполагаемого подозреваемого в нападении на главреда «Новой» Ильи Марковца, с некоторых пор он ещё и советник председателя коллегии Российского союза офицеров запаса Энрико Тодуа. В этом качестве в июне он участвовал в организованном в Москве националистом Александром Босых круглом столе «Как вернуть русских в Россию?».

Босых, напомним, — тот самый человек, который в марте 2012 года ворвался в политику с кулаками, ударив в висок пикетчицу у храма Христа Спасителя. К тому времени в его анамнезе было членство в националистическом Конгрессе русских общин, который даже выдвигал его в СПЧ, затем членство в бюро президиума партии «Родина», муниципальное депутатство и нарекание геев «биологическим мусором». Сейчас посты Александра Босых активно репостит тот самый тг-канал, который первым выложил видео нападения на Казанском вокзале. А сам националист радеет за возвращение на родину эмигрантов. Марковец ему помогает: за круглым столом он вещал, что эмигранты — это «русские люди на вражеской территории», возвращенцев нужно для начала «идентифицировать по национальному признаку», а также выражал готовность поучаствовать в проекте по экспансии «русской цивилизации» в Северный Казахстан. Речь в выступлении Марковца шла об Оренбургской области как плацдарме — именно в этом регионе, в военном городке Тоцкое, он был прописан в середине 2000-х, бывал там и впоследствии.

Российский союз офицеров запаса, где засветился Марковец, — организация, активно сотрудничающая со структурами «ДНР». Её глава Энрико Тодуа — выпускник Донецкого высшего военно-политического училища. Он поддерживает связи с альма-матер, регулярно бывает в Донецке. В 2020 году Тодуа сдавал выпускные экзамены в Донбасской юридической академии. Сейчас помогает вести сбор экипировки и снаряжения для выпускников, которые вот-вот вступят в боевые действия на стороне «ДНР».

Энрико Тодуа. Фото: starodymov.ru

Ещё Тодуа — ответственный секретарь Союза ДВВПУ, организации выпускников училища разных лет, которая также весьма активно участвует в жизни «ДНР» и подготовке там военных кадров. В качестве руководителя Союза офицеров запаса за две недели до начала «спецоперации» он подписал обращение ветеранских организаций «в поддержку инициатив верховного главнокомандующего по обеспечению долговременной безопасности нашего Отечества».

Кроме геополитических забот, Союз не чужд и вполне земных дел: на его сайте предлагаются услуги по организации торжеств. Текст сопровождается фото некоего общепита, очевидно, имеющими отношение к зарегистрированному по тому же адресу, что и союз, в Лебяжьем переулке Москвы, Центру питания офицеров запаса «У генералов». В меню заведения (ныне, увы, закрытого), судя по сайтам отзывов, было «Генеральское кольцо» — стерлядь на пару, припущенная с винным соусом и украшенная красной икрой, лимоном и маслинами.

Союз меча и орала

Фамилия Тодуа связана не только с вооружёнными силами, но и с сельским хозяйством. Димитрий Тодуа, брат главы ветеранской организации и также выпускник Донецкого военно-политического училища, директорствует в АО «Абабковское» — аграрном предприятии в Нижегородской области, под городом Павлово. Именно там, по нашим данным, трудится сейчас и уже хорошо знакомый нам Николай Трифонов.

Он занят в сельском хозяйстве последние несколько лет. В разное время числился гендиректором, членом совета директоров и наблюдательного совета в трёх сельхозпредприятиях, зарегистрированных по одному адресу — в подмосковном селе Федино. В одном из них, АО «Воскресенское», корреспонденту «Новой» сообщили, что Трифонов уволился пару лет назад, после чего удалили упоминания о нём со своего сайта. При этом на сайте «Абабковского» висит целый список выставленной на продажу сельхозтехники, принадлежащей «Воскресенскому».

Дмитрий Тодуа. Фото: VK

Сейчас Трифонов — один из руководителей павловского хозяйства. В публикации о поиске агронома на предприятие в профильной группе «ВКонтакте» указан его номер телефона, в комментариях на вопросы отвечает аккаунт, которым также пользуется Трифонов.

Как нам рассказали источники в Нижегородской области, Трифонов фактически руководит этим предприятием, хотя появляется там нечасто. По их версии, в бизнес вложены «золотые» деньги — средства, связанные с ювелирным бизнесом, а за Трифоновым стоит некий бенефициар из Москвы (как тут в порядке предположения не вспомнить о подмосковной ювелирке Щирова). Это не единственное сельхозпредприятие в регионе, где у Трифонова есть интересы, имеется ещё как минимум одно хозяйство, к которому он имеет отношение. В целом же, по предположению наших собеседников, ветеранский сельхозбизнес состоит из сети взаимосвязанных структур.

Нам также известно о случае, когда с конфликтовавшим с этим предприятием бизнесменом на связь выходили люди, представившиеся столичными силовиками, и объясняли, что ссору нужно уладить миром.

Племенное хозяйство «Абабковское» разводит красногорбатовскую породу коров, она считается исчезающей. Аграрный бизнес — это всегда субсидии. Согласно базе «СПАРК», в 2020 году хозяйство получило почти 14 млн рублей господдержки, в следующем — около 9 млн. При этом финансовое положение «Абабковского» — не самое радужное. Местная газета рассказывала, что хозяйство недавно «оказалось на грани финансового краха». Причина — долги и технологическая отсталость.

Видимо, в связи с этим год назад с просьбой собрать денег на помощь «друзьям-десантникам», которые занялись благородным делом, к аудитории своего YouTube-канала обратился Максим Калашников — одиозный публицист, в 2009 году предлагавший присоединить Украину к России и называвший соседнее государство Новороссией. Он тоже связан с «делом Квачкова». В 2016 году у Калашникова проходил обыск после публикации в его блоге материалов «Народного ополчения Минина и Пожарского», возбуждающих ненависть к евреям.

В видеосюжете Калашников просил для «друзей» ни много ни мало 100 млн рублей. В обмен — доля в бизнесе. Друзья названы не были, зато оставлен мейл для связи — тот же, которым Трифонов пользовался в «Воскресенском».

Год спустя «Абабковское» снова появилось на YouTube — сюжет повествовал о якобы рейдерском захвате предприятия, в кадре в качестве пострадавшей стороны был назван Дмитрий Тодуа.

На самом деле приставы пришли арестовывать имущество аграриев по судебному решению — предприятие задолжало нескольким кредиторам. Зайти на территорию хозяйства, по словам участников событий, удалось только в сопровождении силового подразделения. Как рассказал «Новой» адвокат одного из кредиторов Владимир Есиповский, несколько месяцев его доверитель безуспешно добивается возбуждения уголовного дела на руководство «Абабковского» — за неисполнение судебного решения. Пока от полиции приходят лишь отказы. Какова причина такой позиции правоохранительных органов, он может лишь предполагать.

* * *

…Итак, спустя три месяца после нападения в нашем распоряжении — подробности биографий возможно причастных к нему лиц, свидетельствующие об их связях с силовиками, правыми и ветеранскими кругами, а также убеждающие нас в том, что списать резонансное происшествие на случайный эксцесс фанатика невозможно. Равно как и обезопасить от подобных или более серьёзных атак как сотрудников редакции, так и иных лиц (недаром первая публикация видеоотчёта о совершённом деянии сопровождалась обещанием явиться «к каждому»; на днях в этом же канале призывали «валить без суда и следствия» политика Илью Яшина).

Скриншот из телеграм-канала «Союz десантников»

Монетизация бутафорского патриотизма оказалась для авторов угроз если не прибыльным делом, то дающим ощущение безопасности. Уверены, что у полиции, располагающей соответствующими полномочиями, есть все шансы проверить как нашу версию, так и иные возможные, и закрепить их процессуально. Однако с 7 апреля данных ни о возбуждении уголовного дела, ни об отказе в таковом у нас нет. На отправленный официальный запрос на имя главы МВД Владимира Колокольцева ответа мы также пока не получили.

Редакция связалась с Николаем Трифоновым по телефону и попросила прокомментировать информацию о его возможной причастности к нападению на Дмитрия Муратова. «Нет, конечно, это был не я, — заверил он. — И к Союзу десантников тоже отношения не имею». Чем он занимается сейчас, мужчина отвечать отказался, относительно же информации о его связи с ветеранскими движениями и организацией «Союз десантников МГУ» ответил: «Наверное, вы ошибаетесь, это не я».

Илья Марковец по телефону на вопрос корреспондента «Новой» о его возможной причастности к преступлению ответил: «Без комментариев» — и повесил трубку.

Этот материал вышел благодаря поддержке соучастников

Соучастники — это читатели, которые помогают нам заниматься независимой журналистикой в России.

Вы считаете, что материалы на такие важные темы должны появляться чаще? Тогда поддержите нас ежемесячными взносами. Мы работаем только на вас и хотим зависеть только от вас — наших читателей.

#дмитрий муратов #нападение #угрозы #силовики #донбасс #украина #боевое братство #днр
Электронное периодическое издание «Новая газета» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере массовых коммуникаций, связи и охраны культурного наследия 08 июня 2007 г. Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-28483. Выходные данные: Учредитель — ЗАО «Издательский дом «Новая газета». Редакция — АНО «Редакционно-издательский дом «Новая газета». Главный редактор — Муратов Дмитрий Андреевич. Адрес: 101000, Москва, Потаповский переулок, 3, строение 1. 18+. Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.